Зайчик пончик макарончик

Поиграем в куклы

Регина Соболева

Всю ночь Ксюша не могла отвести глаз от нее. Девочка лежала в своей постели, на спине, с открытыми глазами, прижав к груди кончик одеяла. Лунный свет проникал сквозь легкую тюль на окне и падал прямо на красивую большую розовую коробку на столе. В коробке, прикрученная к картонке, стояла красавица-куколка. У куклы были длинные волосы, большие голубые глаза, роскошное платье и миленькие туфельки. У нее двигались ручки и ножки, они сгибались в суставах, так, что куколка могла танцевать. Танцевала танго, приподнимаясь на носочках, сверкая браслетиками на ручках. Каждый пальчик этих ручек тоже был посажен на крохотный изящный шарнир. Ах, как она была прекрасна! Сколько игр можно было бы придумать с нею!
Папа, вручая дочери коробку, заметил в ее взгляде восхищение и сказал: «Если хочешь, бери себе игрушку, а мы твоей подружке купим что-нибудь другое». Ксюша покачала головой. Она еще помнила, как летом папа купил на день рождения знакомому мальчику чудесный конструктор, а Ксюша взяла его себе. Потом уже времени найти достойный подарок не оставалось, и мальчику подарили резинового зайчика, отчего паренек расплакался.
«Это нехорошо, когда тебе на день рождения дарят резинового зайца», — подумала Ксюша, она решительно мотнула головой и поставила коробку на столик напротив своей кровати. Одну ночь, хотя бы одну ночь на нее можно будет полюбоваться.
«Еще не поздно. Ты можешь взять ее себе. Да мало ли что подарят той девочке, ты и не особенно с нею дружна», — думалось Ксюше.
«Так нельзя», — проносилось в голове, хотя сказать себе, почему именно нельзя, Ксюша уже не могла.
Тем не менее, до утра дотянула.

В шесть надо было подниматься. По телевизору начинались мультики. В это время хорошо бы успеть умыться, почистить зубы, заплести косичку, позавтракать. Все это Ксюша привыкла делать перед телевизором. Папа еще спал.
В семь часов утра надо было быстренько надеть юбку, блузку, теплые колготки и свитер, и побежать будить папу. Если не постучать к нему в комнату в это время, он проспит до половины восьмого и, конечно же, опоздает.
— Еще пять минуточек, — раздается привычное папино из-за двери, а Ксюша уже несется делать бутерброды.
Это занимает как раз пять минуточек.
Итак, за все утро у девочки не было времени подумать о кукле в розовой коробке, да она и не хотела. По дороге в школу, подтягивая колготки, Ксюша все время оглядывалась на свой дом. Но думать надо было уже о диктанте и сложных уравнениях. А еще директриса обещала заняться с нею английским языком, как с самой способной ученицей.

Проскользнув мимо злой толстой вахтерши на второй этаж, Ксюша занервничала. Она вообще не любила встречаться со своими одноклассниками. Уж очень те были шумными, нервными какими-то.
— Ксюш, у тебя дома раскраски есть? Смотри, Олька принесла с динозаврами. А мне кажется, динозавры – это скучно. С принцессами интереснее. У них платья есть, — это болтала Наташа, девочка, которая ходила в воскресную школу и носила очки. Все считали ее очень хорошей, потому что боженька ее любит, и папа у нее священник.
— А динозавры платья не носят. Потому что они не девчонки. Только глупые девчонки выбирают принцесс вместо динозавров! – хмуро бурчал из-за угла Слава. Он почти все уроки лепил из пластилина, за что его постоянно ругали учителя. А Славка все равно, молча и хмуро, лепил. Одноклассники издевались над ним, и по указке взрослых называли его лепилой, не понимая даже, что это значит на самом деле.
У шкафа с детскими журналами и книжками стайка девчонок действительно рисовала и разукрашивала, с визгами, на которые способны только девятилетние девочки.
Оля, та самая сегодняшняя именинница, помахала Ксюше рукой и позвала ее к столику.
— А ты знаешь такую игру. Мончик, пончик, макарончик, крапива, одеколончик, электричество, печать, мама, папа, брат, война — выбирай, пока больна. Ну что ты смотришь? Надо за палец схватить! Хватай. Мончик, пончик, макарончик, крапива… Ха! Крапивка! Крапивка!
Тут же Ксюшу схватили, оголили ей правую руку и очень больно скрутили. Ксюша вскрикнула. Девчонки засмеялись. И игра пошла своим чередом. С каждым вновь вошедшим проделывали то же самое. И одноклассники смеялись, когда им дули в лицо, или брызгали или трясли руки.
— Лапочка-лапочка половая тряпочка! – кричали дети.
Ксюше хотелось спрятаться подальше, но она лишь отошла к двери в класс. Там сбоку висело генеалогическое древо царского дома Романовых. С красивыми картинками цариц и царей, императриц и императоров, под каждым портретом даты и стрелочки к предкам и потомкам. Ксюша могла часами изучать карту, особенно запоминая королев. Когда-то, еще в первом классе, ей сказали, что ее имя переводится с какого-то древнего языка, как «странник, чужой, чужеземный». Папа дома пытался объяснить: «Это значит, что ты – особенная. Но не пытайся показывать всем. Назовут выскочкой. Таких не любят. Будь проще».
Наконец – звонок. В класс влетает молодая учительница, на ходу снимая пальто, и все время поглядывая на часы. Она осматривает класс, хлопает в ладоши.
— Давайте займемся чтением! Давно мы ничего не читали! А на дом я задавала «Волшебника страны Оз»! Кто прочитал сказку?
Уроки шли медленно. Молодая учительница, несмотря на свой задор, умудрилась испортить даже детскую сказку так, что ее никто не хотел читать.

Мини-видео "Зайчик Пончик"

Ксюша прочла, специально сходив для этого в детскую городскую библиотеку «Звездочка», где старая библиотекарша обозвала ее дурой за то, что она нечаянно уронила книгу на пол. Но девочка промолчала. Не дай бог признаться, будто ты сделал то, чего никто другой и не думал делать.
— А у нас в стране детский писатель Александр Волков написал по мотивам «Удивительного волшебника из страны Оз» своего «Волшебника Изумрудного города».
Скука смертная!

На переменке Оля рассказывала всем о своем дне рождении:
— А еще будет конкурс. Надо сделать для своей куклы наряд. У кого получится самый интересный, тот победит. Будут призы, и большой торт!
У Ксюши с рукоделием всегда было плохо. Из самопальной одежды у нее было лишь теплое платьишко для Тани, куклы-кухарки. Кукла эта в желтеньком сарафане со светлыми волосами продавалась вместе с кухней, и потому Ксюша называла ее кухонной Таней. Когда-то девочка потеряла теплую перчатку. А у второй перчатки она отрезала пальчики, покромсала ее по швам, и вышло платьишко с бахромою по низу. Оставалось только сделать дырочки для ручек, обметав края нитками, подходящими по цвету. На пояс Ксюша пришила яркую пуговку, к которой притянула завязочки, отчего платье получилось чуть присборенное на талии. Вот и вся премудрость.

Забежать домой, схватить пакет с куклами. Папа отведет, куда нужно. На прощание взлохматит волосы и скажет, что заберет через два часа. Ксюша – наедине с восемью девочками ее лет, весело хохочущими, сжимающими своих потрепанных кукол.
Ксюша всегда удивлялась, как можно сделать так, чтобы у куклы вместо волос образовался сплошной колтун, отчего уже нельзя расчесывать и делать прически. Личико все еще миленькое, коли его фломастерами не разрисовали, а вот волосы свалялись, и вся кукла потому производит впечатление, жалкое-жалкое. У Наташи как раз была такая кукла. И самодельная юбочка из красного искусственного шелка. Старенькая с расползающимися ниточками. Не подрубила снизу. О таком догадываешься лишь после, по неудачному опыту.
Именинница Оля повела всех знакомиться с ее куклами, каковых было пять штук. Все – барби. Акробатка, велосипедистка, невеста, беременная и русалочка. Русалочки только-только продавать начинали. А еще у Оли было настоящее богатство – большой кукольный домик. Три этажа. Много мебели: кровати, столики, шкафчики, диванчики и креслица, столовые, гостиные, кухни, и даже ванная комната, стиральная машинка. Комнаты можно было складывать и вновь раскрывать. Розовое чудо. Девочки ахали. Просили поиграть.
Ксюша сразу поняла, что поиграть не дадут, ушла в коридор, присела на ковер, оперлась кулаками о подбородок и стала напевать себе под нос какую-то детскую песенку, мечтая о том, чтобы вечер побыстрее прошел.
Вскоре пришло время дарить подарки. Книжки, плюшевые игрушки, пазлы… Но подарок Ксюши был лучше всех. Она сразу это почувствовала. Что может быть лучше куклы? Оля выхватила розовую коробку из Ксюшиных рук с восторгом и странно-жеманным «Это – лучший день рождения в моей жизни!». И где девочки это берут?

— Конкурс! Конкурс!
Дети повизгивали от смущения и страха чуть тише, чем обычно. Из рук в руки передавали своих кукол для экспертной оценки. Ксюша отдала свою и скромно присела на стульчик возле телевизора. Предусмотрительные родители врубили диснеевские мультики. Шумные маленькие гости угомонились.
Торжественная процессия, состоящая из олиных мамы и папы, а также самой Оли, шествовала из коридора в гостиную. У каждого в руках было по охапке кукол и по пакету с чем-то туманно напоминающим призы. Слово «шествовали» совсем недавно учительница заставила весь класс зазубрить, как словарное. «Торжественная процессия шествовала по городу», — так начинался диктант в третьем классе начальной школы.
Потом победивших, каковыми оказались все, ибо призы были предусмотрены для каждой девочки, стали вызывать, начиная с последнего восьмого места. Крайнее место было у Наташи с ее красной кукольной юбочкой. Ей вручили коляску для пупсика. Ксюша не слушала торжественных речей, поэтому девочкам пришлось потрогать ее за плечо. Ксюше досталось первое место и кукольная спальня: кроватка, шкафчик, туалетный столик со стульчиком. Олины родители как-то неловко передали ей пакет и пошли по своим делам на кухню. Официальная часть вечера подошла к концу. Слово «официальный» третий «в» класс выучил еще на прошлой неделе.
Разрезание торта и разливание кока-колы по стаканам было прервано громкими рыданиями Наташи. Она бухнулась на пол, уронила свои очки и стала как-то смешно мотать головой, всплескивая руками. Девочки, молча, окружили ее. Именинница попыталась успокоить нашу хорошую Наташу, но та не унималась. Тогда девчонки всею толпой побежали ко взрослым. Дети в этом возрасте – такие прилипалы.

Одна Ксюша осталась на месте со своим большим пакетом. Она подошла поближе к плачущей однокласснице.
— Что с тобой?
— Я не хочу коляску! У меня уже две коляски! Папа мне только коляски дарит. А кроватки для куклы нет.
— Давай поменяемся. У меня уже есть кровать для куклы, а коляски как раз не хватает.
Ксюша протянула Наташе пакет.
— Точно?
— Ну конечно. Мне даже самой больше коляску хотелось.
Наташа не заставила себя упрашивать и успокоилась. Когда девочки вернулись, ведя за собой взрослых, все уже было спокойно на поле недавних «военных действий». Учительница любила давать детям для изучения мудреные взрослые слова. «Чем раньше узнают, тем легче им потом будет», — поговаривала она.
Через час, укутывая Ксюшу в теплый мягкий шарфик, папа спросил: «Ну как вечер прошел?».
— Скучно, пап, — ответила девочка и зевнула.

На следующий день была масленица. Это означало, что с утра дети в школе смастерят веселое соломенное чучело и два милых солнышка из папье-маше. Чучелко установят во дворе над кучей хвороста. А солнышки сделают желтыми-прежелтыми, нарисуют на них улыбки и озорные глазки, и, еще не высохшие от краски, налепят на длинные палки. Потом должно было состояться торжественное шествие по микрорайону. Учителя принесли в класс цветастые платки с большими яркими цветами на них. Почти каждой девочке по-особенному повязали волосы. Весь день можно было куролесить и баловаться. А к вечеру детей поили чаем с блинами и вареньем и отпускали поиграть во дворе школы в царя горы.
На снежной площадке в кучу были навалены старые толстые покрышки. Физкультурник еще в ноябре закидал их снегом, облил из ведра водой и снова закидал снегом. Получилась ледяная пирамида. Вот там-то дети и играли в царя горы. Ночью при свете уличных фонарей с энергией, которой позавидовал бы любой взрослый, малыши пытались добраться с нижних покрышек до самых верхних. Но обычно забраться выше третьего яруса не представлялось возможным. "Конкуренция" – если попроще, это когда все друг друга отпихивают локтями. Так это слово понимала Ксюша, и была, надо сказать, недалека от истины.
Игру эту она не любила, ей не нравилось, когда сдергивают шапку, пихают за ворот снег, толкают в бок или тянут вниз, намереваясь сбросить. Но Славка еще в школьном коридоре успел шепнуть девчушке: «Сегодня будем наверху – обещаю». У него при этом было такое серьезное лицо, что Ксюша смогла только кивнуть и пожать ему варежку.
У пирамиды Славка сразу твердо сказал:
— Пошли.
И опять же твердо подал руку. Вместе они добрались до третьего яруса. Никогда еще Слава не был таким деловым сильным и красивым. Ксюша держалась за него обеими ручками и, не переставая, смеялась. Как здорово! Как весело играть со всеми в царя горы!
Хорошая девочка Наташа уже поджидала их чуть выше:
— Возьмите меня.
Слава промолчал и еще сильнее потянул Ксюшу за собой. Когда мальчишки пытались сбить его, он раскачивал снежную покрышку или пихался в ответ, а иногда только кричал и корчил страшные рожи, и ни один враг не успевал ничего сделать. Когда Славка с Ксюшей уселись на вершине пирамиды, учителя уже сзывали малышей греться и пить чай, а они не пошли и еще несколько минут сидели рядом, болтая ногами. 

Ксюша вошла в класс, раскрасневшаяся после приключения, а группа продленного дня заканчивала свою работу. Воспитательница ушла за свой стол писать что-то в журналы. Девочки сидели за последней партой третьего ряда, что был ближе к дверям, и играли в куклы. Наташа принесла в школу свою затасканную куколку, куклу-мальчика и кукольную спальню, которую вчера ей отдала Ксюша.
Девочки смеялись. Ксюша и Славка, улыбаясь, подошли поближе и услышали, что куклу-девочку зовут Ксюша, а куклу-мальчика – Вячеслав.
— Ксюша, я тебя так люблю, хочешь, подарю тебе шоколадку! – говорила Наташа, дергая ручками игрушечного мальчика.
— Я тоже тебя люблю, Славик, не надо мне шоколадки, поцелуй меня! – смеясь, произносила свою реплику Оля, раскидывая в стороны ручки игрушечной девочки.
Далее последовал ужасный звук поцелуя.
Ксюша и Слава стояли красные и смущенные.
— А! Играете! – громко произнес ксюшин папа, влетая в распахнутую дверь класса.

© Copyright: Регина Соболева, 2010
Свидетельство о публикации №210120801553

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Регина Соболева

Рецензии

Написать рецензию

странно как-то….
девять лет….и куколки….
хм…

Авотадлос Анеле   04.12.2015 00:19   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Я до сих пор играю в куклы.
Не вижу в этом ничего странного и/или плохого.

Регина Соболева   31.12.2015 03:12   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 68 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Регина Соболева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

29 з, 0,713 с. 27.78 м