Лесной плакунчик белозеров

мЕУОПК рМБЛХОЮЙЛ
вЕМПЪЈТПЧ фЙНПЖЕК

ыМБ РП МЕУХ мЕОБ, уРПФЛОХМБУШ, ХРБМБ й Л ДЕДХ рМБЛХОЮЙЛХ ч ЗПУФЙ рПРБМБ. рТЙЧЕФМЙЧП ДЧЕТША уЛТЙРЕМБ ЙЪВХЫЛБ, ч ХЗМХ ОБ ХЫБФЕ дТЕНБМБ МСЗХЫЛБ. уФТХЙМУС ЪБ РЕЮЛПА зПМПУ УЧЕТЮЛБ йЪ ЭЈМЛЙ УХИПЗП РПМЕОБ. оБ МБЧЛЕ уЕДПЗП ЛБЛ МХОШ УФБТЙЮЛБ уЛЧПЪШ УМЕЪЩ ХЧЙДЕМБ мЕОБ… рМБЛХОЮЙЛ ПДЈТОХМ гЧЕФОПК БТНСЮПЛ, уЕДХА ВПТПДЛХ ъБЦБМ Ч ЛХМБЮПЛ й У ЗТХУФОПК ХМЩВЛПК рТПНПМЧЙМ: — йДЈН! хЦ ЕЦЕМЙ РМБЛБФШ, ФП РМБЛБФШ ЧДЧПЈН! хЦ С ОЕ ПВЙЦХ, ХЦ С РТПЧПЦХ — рМБЛХЮХА ФТПРЛХ ФЕВЕ РПЛБЦХ… й ЛБЛ ЬФП ФЩ ПУФХРЙФШУС НПЗМБ? — чЪЗМСОХМ ПО ОБ мЕОХ У ФТЕЧПЗПК.- йДЈН, ЕУМЙ НПЦЕЫШ! — й мЕОБ РПЫМБ, лПТЪЙОЛХ РПДОСЧ х РПТПЗБ. мЕУОБС ДПТПЦЛБ — зТЙВЩ ДБ НПТПЫЛБ,- ч ЪБДХНЮЙЧЩК ЕМШОЙЛ уЧЕТОХМБ ДПТПЦЛБ. рМБЛХОЮЙЛ РП ОЕК оЕ УРЕЫБ УЕНЕОЙФ, рТЙЧЩЮОП РЩМЙФ МБРПФЛБНЙ. оБ ЫБРЛЕ ЕЗП лПМПЛПМШЮЙЛ ЪЧЕОЙФ — рПДУОЕЦОЙЛ У ФТЕНС МЕРЕУФЛБНЙ. ч МЕУХ — ФЙЫЙОБ. фПМШЛП ЕМЙ УЛТЙРСФ дБ ВЕМЛЙ ОБ ЧЕФЛБИ УХДБЮБФ. — уНПФТЙФЕ!

Лесной Плакунчик — Белозёров Т.

— ч ЗОЕЪДЕ УПТПЮБФБ ЛТЙЮБФ.- ъБКЮПОПЛ Л рМБЛХОЮЙЛХ УЛБЮЕФ! — нЕМШЛОХМБ, ЛБЛ НСЮЙЛ, лПНХМШЛБ ИЧПУФБ, б ЧПФ Й ЪБКЮПОПЛ — лХЧЩТЛ ЙЪ ЛХУФБ! — рМБЛХОЮЙЛ, рМБЛХОЮЙЛ, с МБРЛЙ ПФВЙМ, вЕЦБМ ЙЪ ПУЙООЙЛБ Ч УМСЛПФШ! нОЕ ОПЮША ВБТУХЛ оБ ХУЩ ОБУФХРЙМ, нОЕ ВПМШОП й ИПЮЕФУС РМБЛБФШ! — й мЕОБ РПДХНБМБ: "с ОЕ ПДОБ!", чЪЗМСОХЧ ОБ ЪБКЮПОЛБ УП ЧЪДПИПН. — рПРМБЮШ У ОЙН, рМБЛХОЮЙЛ! — уЛБЪБМБ ПОБ.- уПЧУЕН ЕНХ, ВЕДОПНХ, РМПИП! б С РПДПЦДХ, оБ РЕОШЛЕ РПУЙЦХ, нПТПЫЛХ ОБ ОЙФПЮЛХ с ОБОЙЦХ.- рМБЛХОЮЙЛ ЪБКЮПОЛБ рПЗМБДЙМ ТХЛПК, л ИПМПДОПНХ ОПУХ рТЙЦБМУС ЭЕЛПК й ФПМШЛП МБДПЫЛПК рТПЧЈМ РП ЗМБЪБН — ъБРТЩЗБМЙ УМЕЪЩ х ОЙИ РП ХУБН… рТПУОХМЙУШ Ч ФТБЧЕ рМСУХОЩ-ЛПНБТЩ, мСЗХЫЛЙ Й ЦБВЩ — Ч ПЪЈТБИ, ъБРЕМЙ Ч ТХЮШЕ нПМПДЩЕ ВПВТЩ, нЩЫБФБ ПФЛМЙЛОХМЙУШ ч ОПТБИ: — ч ТПЭЕ, оБ ПРХЫЛЕ, ч РПМЕ й Ч ТСНХ* рМБЛБФШ й УНЕСФШУС рМПИП пДОПНХ!..- рПРМБЛБМ ЪБКЮПОПЛ, хУФБМП ЧЪДПИОХМ й, ХЫЙ ТПЗХМШЛПК, рПД ЈМЛПК хУОХМ. мЕУОБС ДПТПЦЛБ — зТЙВЩ ДБ НПТПЫЛБ,- ч НЕДЧЕЦЙК НБМЙООЙЛ оЩТОХМБ ДПТПЦЛБ. мЕОЙЧП МЙУФЧХ чЕФЕТПЛ ЫЕЧЕМЙФ, уЛТЕВЈФУС Ч ОЕК, уМПЧОП НЩЫПОПЛ… ч ФТБЧЕ РПД ЛХУФПН нЕДЧЕЦПОПЛ УЛХМЙФ — пВЯЕМУС НБМЙОЩ УРТПУПОПЛ. оБ СЗПДЩ УНПФТЙФ, б Ч ТПФ ОЕ ВЕТЈФ, уЕТДЙФП ЗМБЪБ оЕРПУМХЫОЩЕ ФТЈФ. й мЕОБ ЧЪДПИОХМБ: — чЕДШ С ОЕ ПДОБ! — й ФЙИП УФХРЙМБ Ч УФПТПОЛХ.- рПРМБЮШ У ОЙН, рМБЛХОЮЙЛ! — уЛБЪБМБ ПОБ.- рПРМБЮШ, РПНПЗЙ НЕДЧЕЦПОЛХ! б С РПДПЦДХ, оБ РЕОШЛЕ РПУЙЦХ, нПТПЫЛХ ОБ ОЙФПЮЛХ с ОБОЙЦХ.- рМБЛХОЮЙЛ РТЙЗМБДЙМ уЕДЩЕ ХУЩ, зМПФОХМ ЙЪ ЖЙБМЛЙ нЕДПЧПК ТПУЩ, ъБЦНХТСУШ, РПИОЩЛБМ, РПИОЩЛБМ й ЧПФ — фТСИОХМ ВПТПДЈОЛПК дБ ЛБЛ ЪБТЕЧЈФ… нПТЗОХМ НЕДЧЕЦПОПЛ й ФХФ ЦЕ, НПМЮЛПН, уМЕЪХ УП УМЕЪЙОЛПК уМЙЪОХМ СЪЩЮЛПН. рТЙЮНПЛОХМ ЗХВБНЙ, уПРС Й ХТЮБ, й ТБДПУФОП Л НБНЕ ъБДБМ УФТЕЛБЮБ! мЕУОБС ДПТПЦЛБ — зТЙВЩ ДБ НПТПЫЛБ,- оЕМБУЛПЧПК, УХНТБЮОПК уФБМБ ДПТПЦЛБ. рМБЛХОЮЙЛ РП ОЕК вПУЙЛПН УЕНЕОЙФ, ыХТЫЙФ ЪБ УРЙОПК МБРПФЛБНЙ. фТЕЧПЦОП ЕЗП ЛПМПЛПМШЮЙЛ ЪЧЕОЙФ рПДУОЕЦОЙЛ У ФТЕНС МЕРЕУФЛБНЙ… рМБЛХОЮЙЛХ ЗТБЮ ъБЛТЙЮБМ ЙЪ ЗОЕЪДБ оБ УЛМПОЕ ЛТХФПЗП ПЧТБЦЛБ: — оХ ЗДЕ ЦЕ ФЩ ИПДЙЫШ? уМХЮЙМБУШ ВЕДБ фБЛБС, юФП ЧЩНПМЧЙФШ ФСЦЛП! уЙОЙЮШЕ ДХРМП ТБЪПТЙМБ ЛХОЙГБ, оЕ ЧЩРМБЮЕФ ЗПТЕ — рПЗЙВОЕФ УЙОЙГБ! фЩ ДПМЦЕО РПНПЮШ ЕК лБЛ НПЦОП УЛПТЕК! — уЛПТЕК! — ъБЫХНЕМБ ДХВТБЧБ. — уЛПТЕК! — тБЪДБМЙУШ ЗПМПУБ УОЕЗЙТЕК й УЧЕТИХ, й УМЕЧБ, й УРТБЧБ. рМБЛХОЮЙЛХ РХФШ рПЛБЪБМЙ ЛМЕУФЩ, й ПО РПВЕЦБМ, ТБЪДЧЙЗБС ЛХУФЩ, рП ЛПЮЛБН, УХИЙН Й ФТХИМСЧЩН, рП СНБН, РП УХЮШСН Й ФТБЧБН. вПТПДЛХ ЕНХ ОБ РМЕЮП ЪБОЕУМП, вЕЦЙФ ПО Й ЧЙДЙФ рХУФПЕ ДХРМП… й ЧПФ Х рМБЛХОЮЙЛБ уНПТЭЙМУС ОПУ, рЕЮБМШОП УПНЛОХМЙУШ ТЕУОЙГЩ, й ВТЩЪОХМЙ ЮБУФЩЕ ВХУЙОЩ УМЕЪ оБ ЭЈЮЛЙ Й ЗТХДЛХ УЙОЙГЩ… б ЗДЕ-ФП Ч ЛХУФБИ рТПЪЧХЮБМП: — юХЧЙФШ! — юХЧЙФШ! — РЕТЕЛМЙЛОХМПУШ Ч ФТБЧБИ,- дБЧБКФЕ РПНПЦЕН ЕК ЗОЈЪДЩЫЛП УЧЙФШ! — уЧЙФШ! уЧЙФШ! — ъБЫХНЕМБ ДХВТБЧБ… й мЕОБ ЧЪДПИОХМБ: — юЕЗП ЦЕ С ЦДХ? хЦ МХЮЫЕ ПДОБ рПФЙИПОШЛХ РПКДХ.- рЙМЙЛБМ ЛХЪОЕЮЙЛ рПД ЫМСРПК ЗТХЪДС, лХЛХЫЛБ ЧДБМЙ ЛХЛПЧБМБ. й РЕТЧБС ФЈРМБС ЛБРМС ДПЦДС оБ РЩМШОХА ЪЕНМА ХРБМБ… й ЧУЈ ТБУГЧЕМП, ЪБУЧЕТЛБМП ЧПЛТХЗ — й МЕУ, Й ДПТПЦЛБ, й ТЕЮЛБ, Й МХЗ. *тСН — НПИПЧПЕ ВПМПФП.

Тимофей Белозёров — Лесной плакунчик (рис. Сутеева)

Лесная сказка

Я утонул в душистых травах…
Раскинув руки, в тишине,
Среди жуков, среди козявок
Лежу на сумеречном дне.

Пыльцой медовой запорошен,
Сердито пчёлами отпет,
Сквозь отцветающий горошек
Лежу, гляжу на белый свет…

В моих ногах терновый кустик
Шуршит, отряхивая зной,
И облака недавней грусти
Плывут, играя, надо мной…

Потом я выйду на поляну,
Шмеля уснувшего стряхну,
И если снова жить устану,
Вернусь
И в травах
Утону…

Гречишный мёд

Березняком, по краю огорода,
Осевшим снегом около гумна,
Как паутина, тонкий запах мёда
Тянул к избе медведя-шатуна.

Он ноздри рвал, медовый этот запах,
В глазах у зверя делалось темно…
Поджарый, злой, едва держась на лапах,
Привстал медведь и заглянул в окно:

Искрился мёд, разрезанный на блюде,
Гречишный, в сотах, ароматный мёд…
И в страхе с мест повскакивали люди,
И с лаем псы рванулись в огород.

Но что ему, таёжному бродяге,
Людская брань и псовые клыки?
Седой, продрогший, как сугроб в овраге,
Глотал медведь медовые куски.

Но грянул звук ружейного затвора,
И выстрел вышиб зверя из окна,
И пролилась на крыши и заборы
Высокая апрельская луна…

Пасечник

Завёл меня голос кукушки
На пасеку, в клеверный край.
Колодец стоял на опушке
И старый, замшелый сарай.

В тени многолетнего сада
Увидел я дом и коня.
Старик, выходя из ограды,
Приветливо встретил меня.

Назвал меня ласково сыном,
На лавку за стол усадил
И досыта мёдом пчелиным
С коврижкой ржаной накормил.

Сутулый, в холщовой рубахе,
Морщинистый весь и седой,
На все мои “охи” и “ахи”
Он только качал бородой.

С какой-то улыбкою странной,
С челом, преисполненным дум,
Смотрел он на мой иностранный,
На мой окаянный костюм:

“Мол, что вы там, в самом-то деле,
С родным-то и тем не в ладу!..”
И радостно пчёлы гудели
В его величавом саду.

***
Что вы долго спите, люди? –
Посмотрите за окно:
В чистом небе, как на блюде,
Спелых звёздочек полно.

И луна стоит такая,
Освещая небосвод,
Что, из леса вытекая,
Речка искрится, как мёд…

***
В небе – ни облачка. Жарко с утра.
Плачет в бору вековая кора,
Голодно всем – муравью и пчеле,
Суслику в норке, бельчонку в дупле.

Черной стеной заслонив небосклон,
Кружатся стаи грачей и ворон.
Только кукушке на все наплевать –
Не устает на горе куковать!..

Шмель

Черный шмель, золотое брюшко,
На лиловом цветке медуницы.
Недовольно гудит он и злится –
Слишком мед у цветка глубоко!..

***
За рекой, в лугах, где пахнет медом
Дикая, лохматая трава.
Где кукушки ссорятся с удотом
И ночами ухает сова,

Там, где дышат грозами зарницы
И слепни сохатых сторожат,
Там, в ольховом гнездышке синицы
Три яичка тепленьких лежат…

Поле жизни

Я жил у деда. Все давалось деду-
И печи класть, и короба плести.
Наследуй,- говорил он мне, – наследуй,-
Своё прожить – не поле перейти!

А мне хотелось выйти за ворота,
Где было поле, поле без конца.
Над ним, сверкая, плыли самолеты,
И пахла медом желтая пыльца.

Но дед твердил: “Наследуй, брат, наследуй!
За ягодами завтра отпущу!..”
Прошли года… Иду я полем к деду,
Рву сон-траву, и плачу, и грущу…

***
Ковыльной сединой подёрнулись поляны,
Но лес еще не тронут желтизной,
И утренней порой высокие туманы
Плывут из-за реки прозрачной пеленой.

Еще цветет овсюг, и пахнут медуницы,
Еще в ручье вода, как жидкое стекло,
В лесу и в поле звонко славят птицы
И буйство гроз, и солнце, и тепло…

Июль

Грохочут грома в небесах раскаленных,
Ворочают камни шальные ручьи,
И ветры беснуются в сумрачных кронах,
И дятлы стучат, и поют соловьи.

И сладким, медово-малиновым духом
Несёт от тазов и кастрюль,
И крыши завалены солнечным пухом…
И все это втиснуто в слово – июль!

Одуванчик

Отчего прохладно стало
Одуванчику в бору?
Оттого, что прошлой ночью
Облысел он на ветру!

Комментарии

Шла по лесу Лена,
Споткнулась,
Упала,
И к деду Плакунчику
В гости
Попала.
Приветливо дверью
Скрипела избушка,
В углу на ушате
Дремала лягушка.
Струился за печкою
Голос сверчка
Из щёлки сухого полена.
На лавке
Седого как лунь старичка
Сквозь слезы увидела Лена…
Плакунчик одёрнул
Цветной армячок,
Седую бородку
Зажал в кулачок,
И с грустной улыбкой
Промолвил: — Идём!
Уж ежели плакать, то плакать вдвоём!
Уж я не обижу, уж я провожу —
Плакучую тропку тебе покажу…
И как это ты оступиться могла? —
Взглянул он на Лену с тревогой. —
Идём, если можешь! —
И Лена пошла,
Корзинку подняв
У порога.

Лесная дорожка —
Грибы да морошка, —
В задумчивый ельник
Свернула дорожка.
Плакунчик по ней
Не спеша семенит,
Привычно пылит лапотками.
На шапке его
Колокольчик звенит —
Подснежник с тремя лепестками.
В лесу — тишина.
Только ели скрипят
Да белки на ветках судачат.
— Смотрите! —
В гнезде сорочата кричат. —
Зайчонок к Плакунчику скачет! —
Мелькнула, как мячик,
Комулька хвоста,
А вот и зайчонок —
Кувырк
из куста!
— Плакунчик, Плакунчик,
Я лапки отбил,
Бежал из осинника в слякоть!
Мне ночью барсук
На усы наступил,
Мне больно
И хочется плакать! —
И Лена подумала:
"Я не одна!",
Взглянув на зайчонка со вздохом.
— Поплачь с ним, Плакунчик! —
Сказала она. —
Совсем ему, бедному, плохо!
А я подожду,
На пеньке посижу,
Морошку на ниточку
Я нанижу. —
Плакунчик зайчонка
Погладил рукой,
К холодному носу
Прижался щекой
И только ладошкой
Провёл по глазам —
Запрыгали слезы
У них по усам…
Проснулись в траве
Плясуны-комары,
Лягушки и жабы — в озёрах,
Запели в ручье
Молодые бобры,
Мышата откликнулись
В норах:
— В роще,
На опушке,
В поле
И в ряму*
Плакать
И смеяться
Плохо
Одному!..

Мир моей души


Поплакал зайчонок,
Устало вздохнул
И, уши рогулькой,
Под ёлкой
Уснул.

Лесная дорожка —
Грибы да морошка, —
В медвежий малинник
Нырнула дорожка.
Лениво листву
Ветерок шевелит,
Скребётся в ней,
Словно мышонок…
В траве
под кустом
Медвежонок скулит —
Объелся малины спросонок.
На ягоды смотрит,
А в рот не берёт,
Сердито глаза
Непослушные трёт.
И Лена вздохнула:
— Ведь я не одна! —
И тихо ступила в сторонку. —
Поплачь с ним, Плакунчик! —
Сказала она. —
Поплачь, помоги медвежонку!
А я подожду,
На пеньке посижу,
Морошку на ниточку
Я нанижу. —
Плакунчик пригладил
Седые усы,
Глотнул из фиалки
Медовой росы,
Зажмурясь, похныкал, похныкал
И вот —
Тряхнул бородёнкой
Да как заревёт…
Моргнул медвежонок
И тут же, молчком,
Слезу со слезинкой
Слизнул язычком.
Причмокнул губами,
Сопя и урча,
И радостно к маме
Задал стрекача!

Лесная дорожка —
Грибы да морошка, —
Неласковой, сумрачной
Стала дорожка.
Плакунчик по ней
Босиком семенит,
Шуршит за спиной лапотками.
Тревожно его колокольчик звенит
Подснежник с тремя лепестками…
Плакунчику грач
Закричал из гнезда
На склоне
крутого
овражка:
— Ну где же ты ходишь?
Случилась беда
Такая,
Что вымолвить тяжко!
Синичье дупло разорила куница,
Не выплачет горе —
Погибнет синица!
Ты должен помочь ей
Как можно скорей!
— Скорей! —
Зашумела дубрава.
— Скорей! —
Раздались голоса снегирей
И сверху,
И слева,
И справа.
Плакунчику путь
Показали клесты,
И он побежал,
раздвигая кусты,
По кочкам, сухим и трухлявым,
По ямам, по сучьям и травам.
Бородку ему
на плечо занесло,
Бежит он и видит
Пустое дупло…
И вот у Плакунчика
Сморщился нос,
Печально сомкнулись ресницы,
И брызнули
частые бусины слез
На щёчки и грудку синицы…
А где-то в кустах
Прозвучало: — Чувить!
— Чувить! — перекликнулось в травах, —
Давайте поможем ей гнёздышко свить!
— Свить! Свить! —
Зашумела дубрава…

И Лена вздохнула:
— Чего же я жду?
Уж лучше одна
Потихоньку пойду. —
Пиликал кузнечик
Под шляпой груздя,
Кукушка вдали куковала.
И первая тёплая капля дождя
На пыльную землю упала…
И всё расцвело, засверкало вокруг —
И лес, и дорожка,
И речка, и луг.

*Рям — моховое болото.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

29 з, 0,239 с. 26.81 м