Легко тамара уэббер

Таммара Веббер

Просто любовь

Глава 1

До той ночи я не замечала Лукаса: его будто не было, а потом он вдруг оказался повсюду.

Пару минут назад я слиняла с вечеринки; отмечали Хеллоуин, и веселье еще шло полным ходом. Я петляла между машинами, тесно припаркованными за общагой, где жил мой бывший парень, и печатала эсэмэску соседке по комнате. Южная ночь была теплой и полной очарования — настоящее бабье лето. Из раскрытых окон доносилась громкая музыка, к которой примешивались взрывы хохота, пьяная ругань и призывы опрокинуть еще по бокальчику.

В тот вечер мы с Эрин договорились, что я буду за рулем и, даже если весь этот гудеж мне совершенно осточертеет, обязательно дождусь ее и отвезу в целости и сохранности через весь кампус прямо к нам в общежитие. И вот теперь я эсэмэсила ей, чтобы она позвонила или написала, когда будет готова ехать. Похоже было, что ждать мне придется до утра: Эрин и ее парень Чез как следует заправились текилой, исполнили несколько брачных танцев и, взявшись за руки, рванули наверх, к нему в комнату. Я усмехнулась, представив себе, как моя подруга, поджав хвост, побежит с переднего крыльца к моему грузовичку.

Я нажала «отправить» и стала рыться в сумке в поисках ключей. Луну закрывали облака, а освещенные окна были от меня слишком далеко, и найти что-нибудь в такой кромешной темноте я могла только на ощупь. В руку воткнулось острие механического карандаша; я выругалась и топнула каблуком: наверняка поранилась до крови. Добыв наконец-то ключи, принялась сосать палец. Судя по металлическому привкусу, кожу я проколола.

— Так и знала, — проворчала я, открывая машину.

Что со мной произошло в следующие несколько секунд, я понять не успела. Только заглянула внутрь — и вдруг лежу на сиденье лицом вниз: ни пошевелиться, ни вздохнуть. Я попыталась подняться, но меня придавили.

— Тебе идет костюм чертика, Джеки, — пробормотал кто-то довольно невнятно, хотя голос показался мне знакомым.

Я хотела было сказать, чтобы меня не называли Джеки, но тут мне стало не до этого: чья-то лапа полезла мне под юбку. Моя правая рука была зажата моим же туловищем, а левой я уцепилась за сиденье, пытаясь оттолкнуться от него и высвободиться. Тогда лапа, шарившая по моему бедру, схватила меня за запястье. Я вскрикнула, потому что мне заломили руку назад и теперь ее крепко удерживала вторая лапа. А еще этот урод надавил предплечьем мне на лопатки, и я уже вообще не могла шевелиться.

— Слезь с меня, Бак, пусти! — Я попыталась произнести это как можно более грозно, но голос у меня дрожал.

Дыхание парня отдавало пивом, а пот — чем-то покрепче. Меня затошнило. Бак опять стал лапать мое бедро, навалившись на меня правым боком. Мои ноги торчали из открытой дверцы машины. Я попробовала поджать под себя колено, а он только ржал над моими жалкими потугами его стряхнуть. Когда он засунул мне руку между ногами, я закричала и попыталась вернуться в прежнее положение, но было уже поздно. Я опять принялась извиваться, а потом, поняв, что он слишком тяжелый и мне его не спихнуть, стала просить:

— Бак, перестань. Ты просто пьяный, и завтра тебе будет стыдно. О господи…

Он раздвинул мне ноги коленом, и я почувствовала, как воздух холодит мое бедро. Бак расстегнул молнию и расхохотался прямо мне в ухо. Потеряв надежду вразумить его, я запричитала:

— Нет-нет-нет-нет!..

Он навалился на меня всей тяжестью, и я не могла набрать в легкие достаточно воздуху, чтобы закричать. Рот мой был прижат к сиденью. Продолжая беспомощно барахтаться, я все еще не могла поверить, что парень, которого я знала больше года, напал на меня в моей собственной машине, да еще прямо на стоянке за общагой. Ведь до сих пор — все время, что я встречалась с Кеннеди, — он вел себя вполне нормально.

Бак начал стягивать с меня трусы, и, не переставая дергаться, я услышала, как рвется тонкая ткань.

— Боже мой, Джеки, я всегда знал, что у тебя классная задница, но теперь вижу, что ты просто супер!

Его лапа опять оказалась у меня между ногами, и на долю секунды он приподнялся. Мне хватило этого, чтобы сделать вдох и закричать. Тогда Бак отпустил запястье и прижал мою голову к сиденью лицом вниз. Теперь я молчала, с трудом дыша. В том, что мою левую руку оставили в покое, проку оказалось немного: я попыталась оттолкнуться ею от пола, но она болела и не слушалась.

Просто любовь

Я ревела в подушку, и чехол подо мной был весь мокрый от слез и слюны.

— Пожалуйста, не надо! Пожалуйста, не надо! Господи… Перестань! Перестань! — Мне было противно от того, каким слабым и жалким сейчас казался мой голос.

Бак опять приподнялся: то ли передумал, то ли устраивался поудобнее — выяснять было некогда. Я вывернулась, бросилась к дальнему концу сиденья, разрывая каблуками мягкую кожу обивки, и ухватилась за ручку дверцы. Кровь ударила в голову. Нужно было быстро собраться с силами для побега или боя не на жизнь, а на смерть. И тут вдруг я увидела, что Бака нет в машине.

Сначала я не могла понять, почему он стоит за дверцей, отвернувшись от меня. Его голова резко запрокинулась: сначала один раз, потом второй. Бак изо всех сил размахивал руками, но, пока он не оступился, наскочив на мою машину, я не могла разглядеть, с кем он дерется.

Не сводя глаз с моего обидчика, противник два раза с силой ткнул его кулаком в лицо. Они поменялись местами, и я увидела, что у Бака пошла носом кровь. Он попытался дать сдачи, но ничего не вышло. Наконец он набычился и упрямо попер на врага, получив от него сначала апперкот в челюсть, а потом еще и удар локтем в висок, — при этом раздался тошнотворный глухой звук. Бак снова налетел на мою машину и снова попытался атаковать неизвестного мне противника. Тот эффектно, как в кино, схватил Бака за плечи, пригнул и ударил коленом в подбородок. Бак повалился на землю и, съежившись, застонал. Незнакомый парень смотрел на него сверху вниз, готовый, если нужно, нанести новый удар: кулаки сжаты, локти присогнуты.

Но в новом ударе необходимости не было. Бак и без того почти совсем вырубился. Ну а я сидела в своем углу, съежившись и тяжело дыша. Моя паника сменилась шоком. Видимо услышав, как я хнычу, парень поймал мой взгляд, ботинком отодвинул Бака с дороги, подошел к дверце и заглянул внутрь машины:

— Ты в порядке? — Eго голос звучал негромко, участливо. Я хотела сказать «да», собиралась кивнуть, но не могла. Потому что была далеко не в порядке. — Я наберу девять-один-один. Тебе нужна медицинская помощь или просто вызовем полицию?

Мне представилось, как в студенческий городок въезжает полицейская машина и народ высыпает из общаги на звук сирены. Я дружила не только с Эрин и Чезом: там, на празднике, тусовалась масса моих приятелей и приятельниц, причем многие из них были несовершеннолетние и успели хорошо выпить. Не хотелось привлекать внимание полиции к нашей вечеринке. После этого от меня все отвернулись бы. Поэтому я замотала головой и проскрипела:

— Не звони.

— Может, хотя бы «скорую» вызовем?

Я прочистила горло и снова замотала головой:

— Никуда не звони. И полицию не вызывай.

Парень оглядел сиденье, и у него отвисла челюсть.

— По-моему, этот гад только что пытался тебя изнасиловать. — (При этом слове я поежилась.) — И ты считаешь, полицию вызывать не надо? — Он покачал головой и еще раз заглянул мне в лицо. — Или, может быть, я зря вас побеспокоил?

Теперь уже я разинула рот и вытаращила глаза:

— Н-нет. Просто я хочу домой.

Бак застонал и перевернулся на спину.

— В-в-вашу мать! — пробурчал он, даже не пытаясь открыть глаза, один из которых, похоже, здорово заплыл.

Мой спаситель, скривив рот, поглядел на поверженного врага, склонил голову набок, потом выпрямился, повел плечами и заявил:

— Ладно. Я тебя отвезу.

«Не для того я отбивалась от Бака, чтобы потом сразу же сесть в машину к незнакомому мужчине», — подумала я и проскрежетала:

— Сама доеду.

Тут мой взгляд упал на сумку, содержимое которой рассыпалось по полу вокруг кресла водителя. Парень глянул вниз и, наклонившись, стал искать ключи, а найдя, потряс ими и спросил:

— Ты, наверное, это ищешь?

Тут только я поймала себя на том, что до сих пор ни на сантиметр к нему не приблизилась. Лизнув губу, я во второй раз за вечер почувствовала вкус крови. Придерживая юбку, я придвинулась к тусклому свету лампочки, вмонтированной в потолок. При мысли о том, что? со мной чуть было не произошло, я почувствовала дурноту. Когда я потянулась за ключами, пальцы у меня дрожали. Нахмурившись, парень сжал свою находку в кулаке и опустил руку:

— Тебе нельзя ехать одной.

Судя по выражению его лица, видок у меня был кошмарный. Я удивленно моргнула, все еще продолжая тянуться за отнятыми ключами:

— Что? Почему?

Парень выставил три пальца:

— Во-первых, после того, что случилось, тебя всю трясет. Во-вторых, мне кажется, тебе все-таки нужна медицинская помощь. И в-третьих, ты, наверное, выпила.

— Я не пила, — отрезала я. — Сегодня я должна быть за рулем, чтобы развезти ребят по домам.

Парень вскинул брови и огляделся:

1   …   7   8   9   10   11   12   13   14   …   32

К вечеру воскресенья, я, уплетая ложками ореховое масло на ужин с включенным фильмом «Обещать, не значит жениться», уверяла себя, что я точно не была исключением чьих-либо правил. Лендон так и не написал, и я также ничего не слышала от Лукаса.

Эрин должна была вернуться в любой момент, я была рада, ее шумному присутствию в нашей комнате. Тишина оставляла меня в депрессии и поглощении приправ вместо нормальной еды.

Мой электронный почтовый ящик динькнул, и я задумалась, стоит ли остановить фильм и проверить его. Я была не в настроении для еще одной попытки матери выразить свое раскаяние о том, что они оставляют меня одну на праздники. К настоящему моменту она попробовала логику («Это была твоя очередь идти к семье Кеннеди»), эмоциональный шантаж («Твой отец и я никуда не выезжали одни в течение двадцати лет»), и одно малоправдоподобное приглашение присоединиться к ним («Я думаю, мы могли бы купить тебе билет. Но тебе бы пришлось спать на диване или раскладушке, потому что все номера будут бесспорно переполнены»). Я проигнорировала первые две и сказала «Нет, спасибо», третьей.

Что дальше — попытка откупиться от меня? Предложение пройтись по магазинам не исключается — она делала так раньше. На прошлой неделе я отложила в онлайн корзину пару сапожек, за которые заплатят мои уроки репетиторства, а не выделенные мне карманные деньги. Я остановила фильм и кликнула и развернула окно с почтой.

Джекпот. Но не мама. Лендон

Жаклин,

Я рад, что ты уверенно чувствовала себя на тесте. Как только ты закончишь черновой вариант своего проекта, я буду рад взглянуть на него, перед тем как ты сдашь его окончательно. Я прикрепил таблицу для завтрашнего занятия, которую я только что закончил. Если будут вопросы, дай мне знать.

ЛМ

Дуясь, я перечитала письмо. В нем не было ни капли заигрывания. С таким же успехом я могла бы получить его от профессора. Он не упомянул ничего о том, почему это заняло все выходные, чтобы ответить мне, хотя, обычно это занимало пару часов, если не раньше. Он не поддразнивал меня, и не спрашивал никаких, не относящихся к экономике, вопросов. Я почувствовала, что просто выдумала эти близкие отношения, которые мы построили за прошедшую пару недель.

Лендон,

Спасибо.

Страна Мам

Я отправлю тебе черновой вариант к утру субботы. Надеюсь ты хорошо провел выходные.

ЖУ

Жаклин,

Суббота меня устроит. Я постараюсь вернуть его тебе побыстрее, чтобы ты могла сдать его профессору Хеллеру до начала праздников. Мои выходные прошли отлично. Особенно пятница. Как твои?

ЛМ

Лендон,

Хорошо. Мои выходные были немного одиноки (моя соседка по комнате уезжала из города, и только что вернулась и ей не терпится мне все рассказать), но продуктивны. Спасибо еще раз за твою помощь.

ЖУ

Глава 9

Какая-то деваха перегородила дорогу Лукасу, опять. Что за черт? Что, каждой девчонке в нашем классе было необходимо с ним пообщаться? Но затем, какой-то парень подошел к ней и приобнял за плечи. Встревожившись, я поняла, что подразумевала моя реакция: ревность. К парню, которого я едва знала, с которым я обменялась слюной больше, чем словами.

Когда я проходила мимо последнего ряда, Лукас одарил меня натянутой улыбкой и легким кивком головы и вернул свое внимание обратно к паре, стоящей перед ним. В смятении, я одинаково почувствовала облегчение и разочарование.

За ленчем я спросила совета у Эрин.

— Он держит свои карты при себе. — Тянув через трубочку свой типичный обеденный шейк из Jamba Juice, она размышляла над возможными причинами его отстраненности. — Это почти как… он пытается побороть свое увлечение тобой. Не пойми меня не правильно, множество парней становятся сдержанными, но обычно уже после того, как они получили, что хотели. — Она пригляделась ко мне. — Ты уверена, что ничего больше не произошло в пятницу?

Я громко втянула воздух и шлепнула себя по лбу.

— О, да, я совсем забыла ту часть, где мы занимались диким сексом всю ночь пятницы.

Она закатила на меня глаза, но потом подняла одну бровь.

— А может у него есть девушка?

Я нахмурилась. Я не задумывалась над этим.

— Я думаю, что это возможно.

Мои мысли перекинулись к одной вещи, которую я не могла озвучить: что если то, что случилось той ночью, когда мы познакомились, заставило его думать, что я на самом деле такая же жалкая и глупая, какой я себя чувствовала, и это его остановило? Те ужасающие минуты до сих пор преследовали меня, и то, что я видела Бака несколько дней назад, только увеличили угрозу. И это не было последним разом, как я видела его. Он принадлежал тому же братству, что и Кеннеди. Он был другом Чаза и Эрин, и всего моего бывшего круга друзей. Было практически невозможно его избегать.

— Девушка, конечно, попортит все наши планы, — размышляла Эрин.

Ни с того, ни с сего мне в голову пришла мысль, есть ли у Лендона Максфилда девушка. Он не упоминал об этом, но должен ли он был? Не было причин, чтобы он вставил что-то типа Хей, кстати, у меня есть девушка в одно из своих мне писем. Я бы могла спросить об этом. Он казался очень прямолинейным, я была уверена, он бы ответил.

— Ж? — голос Эрин прервал мои мысли.

— Извини. Что?

Она выгнула бровь, допивая остатки шейка.

— О чем ты думаешь? Я знаю этот расчетливый взгляд, и как твоя официальная крестная-фея, мне нужно знать, что ты там планируешь.

Глянув на сэндвич у себя в руках, я вытянула из середины помидорину и кинула ее в угол своего подноса. Я не могла рассказать ей о Баке. Но я могла открыть правду о моем возрастающем интересе в Лендоне.

— Помнишь моего репетитора по экономике?

Она удивленно кивнула, и мне внезапно пришло в голову, что западать на кого-то онлайн в университете, где учатся тысячи свободных парней, было наиглупейшей идеей в истории наиглупейших идей.

— Ну, иногда мне кажется, что мы с ним флиртуем. И он даже назвал Кеннеди мудаком.

Она выгнула бровь.

— Он знает Кеннеди?

— Нет — я имею в виду, что он сказал: «Твой бывший полный мудак». Я не думаю, что он знаком с ним. Это больше было… комплиментом мне. — Я откусила свой сэндвич из индейки с беконом и гвакамоле.

— Хммм. — Эрин облокотилась на локти, на разделяющем нас столе. — Ну, он точно не может быть таким же красавчиком, как Лукас, но он репетитор, и значит, он умен — Бог знает, это точно было бы не плохо для тебя. Он хоть симпатичный?

— Эм, — сказала я, все еще жуя.

Она сощурила на меня глаза.

— О, Боже. Ты его не видела, так?

Я закрыла глаза и вздохнула.

— Не совсем.

— Не совсем?

— Окей, мы не виделись. Я не имею представления, как он выглядит, окей? Но он умный и смешной. И он был очень мил и много мне помогал — я почти догнала свой класс, за исключением моего проекта.

— Жаклин, ты не можешь запасть на парня, ни разу его не увидев! Что если то, как он выглядит — решающий фактор? Он может выглядеть, как… она пробежалась глазами по столовой и остановилась на проходящем мимо нашего стола, каком-то страшненьком парне, одетом в порванную футболку и спортивные штаны… вот этот.

Я скрестила руки на груди, обиженная от имени Лендона.

— Этот парень выглядит как социальный изгой. Лендон слишком умен, чтобы так выглядеть.

Она закрыла глаза и покачала головой.

— Окей. Мы сделаем Лендона Планом Б. — Она оглядела меня своим заговорческим взглядом — глаза сощурены, губы сжаты. — Что ты по-настоящему знаешь об этом Лендоне?

Я засмеялась.

— Гораздо больше, чем я знаю об этом Лукасе.

— Кроме того, как он выглядит и каков он на вкус. — Она подергала бровями.

— Угх! Эрин. У тебя мысли об одном!

Она дьявольски улыбнулась.

— Я предпочитаю думать целенаправленно.

Мы не пошли в Старбакс — часть Эриного плана, но она все же жаловалась на те жертвы, которые мы шли, когда мы давились кофе из столовой. Оставляя меня с жесткими инструкциями не писать сообщений или писем ни тому, ни другому. Она обняла меня, перед тем как ее поглотила группа из ее сестринства, готовящаяся к послеобеденной распродаже пироженых — в которой все вели себя, как будто мы были в лучшем случае дальние знакомые.

Месяц назад, меня считали ЧВН девушкой Кеннеди; теперь я была только бедной соседкой Эрин, не числившейся ни в каком сестринстве.

Каждый этаж в общежитии был оснащен прачечными, но поскольку на моем этаже все решили стирать в одно и то же время, все машины были заняты. Перетаскивая переполненный мешок с бельем на лестницу, я спихивала его вниз по одной ступени за раз, надеясь, что жители этажом ниже были менее повернуты на чистоплотности, по крайней мере, сегодня.

Десять минут спустя, я двинулась обратно наверх с пустым мешком. Остановившись прямо на лестничной площадке, когда завибрировал мой телефон, я отвечала на сообщение от Мегги, которая напоминала мне отправить ей ссылку, которая была нужна ей для нашего общего задания по испанскому. Подавляя огромное желание отправить смс Лукасу или электронное письмо Лендону, я засунула телефон в передний карман. Я обещала Эрин не делать ни того ни другого. Она знала, как работали мозги у парней, тогда как мои годы с Кеннеди оставили меня абсолютно не подготовленной к этим сложным маневрированиям. Откровенно говоря, правила о том, как найти того, с кем провести ночь не казались мне менее каверзными, чем правила о том, как найти кого-то для серьезных отношений, но что я об этом знала.

Как только я завернула за угол, дверь этажом ниже открылась и закрылась, и на лестнице послышались приближающиеся шаги. В моем здании жило несколько сотен студентов, и хотя мы все пользовались лифтом и главной лестницей, чтобы приходить и уходить, некоторые из нас взяли в привычку использовать эту постоянно сырую лестницу, чтобы передвигаться между этажами. Я пыталась не поддаваться постоянно вызванному этим местом чувству клаустрофобии и не бежать сломя голову по лестнице на свой этаж.

Я резко остановилась, поняв, что я двигаюсь вперед, а мой мешок нет. Предполагая, что он просто застрял в перилах, я повернулась, чтобы освободить его и встретилась лицом к лицу с Баком. Край мешка был зажат в его кулаке.

Я подавилась воздухом, и мое сердце остановилось, как будто в медленной съемке, и затем стало биться как чугунное у меня в груди. Он ступил на ступеньку прямо под моей — и усмехнулся мне.

— Привет, Джеки. — Комок образовался у меня в горле при звуке его голоса, и я сглотнула. — О, нет, теперь ты Жаклин, так? Разве не это ты сказала? Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет… — Затем, он наклонился еще ближе, я попыталась подняться по ступеням выше, но запнулась и растянулась на них. Используя возможность, я постаралась проползти задом наперед вверх и к выходу, но он нагнулся и с легкостью поднял меня, сжимая за плечи.

— Не прикасайся ко мне, — выдохнула я.

Он улыбнулся, как будто гипнотизируя маленькую, загнанную жертву. Играя со мной.

— Ну, что ты, Жакли, не будь такой. Ты всегда была так мила со мной. Я всего лишь хочу, чтобы ты была немножечко более милой со мной.

На этот раз его язык не заплетался. Он был трезв и решителен, и злорадство в его глазах подсказало мне, что я заплачу за мой побег в ночь той вечеринки. Я заплачу за то, что сделал Лукас.

Я покачала головой.

— Нет. Я говорю, нет, Бак. Как и в прошлый раз.

Его глаза сузились, и я едва расслышала ругательство, которое он прошипел сквозь звук пульсирующей крови у меня в ушах. «Беги, беги, беги» — казалось, говорила она, и мне бы очень хотелось ей подчиниться. Я разжала руку, и мешок упал нам под ноги.

— Я знаю, что то, что случилось, не было твоей виной. — Он пожал плечами. — Ты красивая девчонка, и конечно же, у того парня была та же идея, что и у меня. Но он побил меня только потому, что я выпил. — Я почувствовала его горячее дыхание, без следа алкоголя у себя на лице. Он не позволит мне вырваться и убежать. — Итак, он трахнул тебя прямо в машине или ты привела его к себе в комнату? Я знаю, что той ночью Эрин была с Чазом. Также как она будет сегодня.

Меня передернуло от его вульгарных слов. Я еще не получила сообщение от Эрин, но она вполне могла остаться сегодня с Чазом, и Бак даже мог знать об этом раньше меня.

Одной рукой он до боли сжал мое бедро. Но боль даже не могла сравниться с чувством унижения от того, что меня лапали против воли.

— Лестница груба и неудобна, но она прокатит. Если конечно, ты не хочешь пригласить меня к себе в комнату. Я сделаю так, чтобы ты насладилась этим, детка.

Его угроза была очевидна. Если я откажусь, он изнасилует меня прямо здесь, на лестнице.

— К-кто-нибудь в любой момент может зайти сюда.

Он засмеялся.

— Правда. Плохо, что ты не одета в одну из тех юбочек, в которой ты была той ночью. Я бы сделал тебя у этой стены за две минуты, не снимая с тебя ни одной вещи.

Моя голова кружилась. Я выпрямилась, пытаясь отодвинуться от него хотя бы немножко, но не смогла.

— Не первый раз я буду пойман с какой-нибудь телкой у стены. И, кстати, если ты хочешь отомстить Кеннеди за то, что он тебя кинул, тогда превратившись в девчонку, которая сделает все что угодно, с кем угодно и где угодно, точно сведет его с ума. — Он пожал плечами. — Ты уже начала это с тем куском дерьма — и кто знает с кем еще? Так что мы можем сделать это здесь, если ты этого хочешь.

— Нет, — его глаза загорелись. — В моей комнате. — Я тяжело дышала, меня трясло, и я очень надеялась, что он, своим с горошину мозгом, принимал это за возбуждение. Он улыбнулся, и меня почти стошнило. Никогда раньше мне не хотелось вытошнить так сильно, но инстинктивно, мое тело боролось с этим.

Подхватив мешок от белья с пола, он приобнял меня за талию и повернул в сторону двери наверху. Я спросила себя, готова ли я была сделать то, что собиралась. Готова ли я была кричать, сопротивляться и царапаться в коридоре, опозорить себя перед всеми, но только, чтобы не допустить его к себе в комнату. Если он попадет туда, меня уже ничто не спасет. Наши стены не были звуконепроницаемыми, но все уже привыкли слышать всякого рода звуки из соседних комнат. И даже если кто-нибудь услышит что-то через музыку или звук работающего телевизора, они, скорее всего, не обратят на это особого внимания.

Мы вышли в коридор, и я присмотрелась к людям, на которых я собиралась положиться. Моя комната находилась через шесть комнат от лестницы. В противоположном конце двое парней практиковали перевороты на скейтборде. Посреди коридора стояла Оливия, разговаривая с Джо, парнем с четвертого этажа. Заметив нас, ее рот открылся от удивления, перед тем как она быстренько закрыла его, а Джо, глянув через плечо, кивком головы поприветствовал Бака, и повернулся обратно к ней, негромко посмеиваясь. Это было плохо.

1   …   7   8   9   10   11   12   13   14   …   32

перейти в каталог файлов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

29 з, 0,260 с. 27.87 м